pavlograd.info 11.03.2019

Вопрос «что дальше» мы, проукраински настроенные и логически думающие граждане начали задавать себе и окружающим с первых городских еще мирных митингов.

Донбасс орал «не будем кормить», федерализация, только с Россией, требовал перемен, не соглашался с «киевской хунтой» и махал триколором.

При этом «федерализация» — то есть автономия в составе Украины и полная самостоятельность по типу Крыма, и «Донбасс-Россия» кричали одни и те же люди. Как это совмещалось, не понятно.
Здесь о вопрос «что дальше» у пабагатиков ломались мозги, и дальше следовала агрессия. Так как «если дальше федерализация в составе Украины», то зачем у нас триколор и «Донбасс-Россия» они логически пояснить не могли. Кстати, все, что они не могли пояснить логически, вызывало агрессию и встречные вопросы: «ты чё, умный, свидомый, укроп». Быть умным и сознательным в эпоху «русскомирия» Донбасса, означало подписать себе смертный приговор.

На вопрос «что дальше» «кормильцы Украины» рисовали красивые картинки. Вот, Донбасс свободен и сам продает уголь «гей-Европе». При этом «гей-европа» враги, дружить только с Россией, скрепы, православие, но уголь они у нас покупать должны.

Почему «должны» и «обязаны» никто пояснить не мог, но все уже читали личную прибыль от продажи угля в долларах.

Ни одно действие «народа Донбасса» и его победный крик не находили логического ответа. Киев за три дня? А кто вам пенсии будет платить, если рубли у вас, рубли в Киеве и Украины нет?

Берлин за пять дней? А НАТО, и вообще, зачем он вам, этот Берлин вы же вроде за свободу «народа Донбасса»? Чтобы знали? Хм!

Кто будет продавать уголь? Ну, дык народ! То есть каждый по ведру продаст? А как шахты поделить? Углем или квадратами лав для «народа Донбасса»?

Логика «народа Донбасса» требовала простых решений. Забрать и поделить, все для народа, а как оно будет потом, это было слишком сложно.

Ну, Россия все порешает, ну, как-то будет…

Когда «народ Донбасса» понимал, что их логика не стыкуется с жестокой реальностью, они называли нас укропами и угрожали убить, как будто это могло исправить ситуации или убрать вопросы.

Прошло пять лет. В прошлом году на опрос «если бы вы знали, чем все закончиться, пошли бы вы на референдум» большинство ответило –»нет». Небольшой процент ответил- «бил бы тех, кто пошел и захотел». И совсем не много ответили – «да, я ни о чем не жалею, мы все сделали правильно».

Знаете, в первые да года они- я имею ввиду «народ Донбасса», то есть пророссийскую его часть — вообще не интересовались будущим. И вопрос «что дальше» не задавали.

Уверенность, что как только вся промышленность заработает на «республику», тут же начнется процветание. Уверенность, что вот-вот и Украина развалится, и они возьмут все в свои руки. Уверенность, что Россия их вытащит, присоединит в себе, признает их «независимость». Уверенность, что без их угля мир не сможет существовать. Уверенность в победе.

Все это, наряду с агрессивной пропагандой формировало довольно успешный проект «рыспублики».

Где-то загнивала и замерзала без донбасского угля и российского газа Украина. «Республика» строилась, назначались министры. Развалившуюся экономику прикрывали обстрелами. Россия «помогала». Шли гумконвои. Пенсии и зарплаты оплачивались во время и из российского бюджета. По «рыспублике» шныряли ихтамнеты, внушая освобождение и пабагатому. Люди ждали «вот-вот и в России».

На третий год всеобщего процветания жители ОРДЛО стали задавать вопросы. Все больше предприятий закрывается. Гражданство РФ им не дают. «Республики» Россия не признает. Украина так же не оправдала надежд «наварасов».

На четвертый год в загнивание Украины в ОРДЛО верят те, кто никогда с момента рождения не покидал место жительства. В «расцвет» и «экономический прорыв» ОРДЛО верят только пропагандисты, да и то, на бумаге, основная часть чиновников ОРДЛО вывезли свои семьи.

Люди едут из «маленьких угольных швейцарий» работать в Абхазию и Осетию, в Россию. Специалистов не хватает во всех без исключения сферах деятельности. Да и пенсионеры ОРДЛО зависят от украинской пенсии, выжить на лыныровскую в «народной республике» народу сложно.

Есть те, кто живет по принципу «не было бы хуже». Есть те, кто надеются, что будет, как в 90-е, то есть за спадом наступит подъем. Есть те, кто верит в «вот-вот и в России». Есть те, кто уже разочаровался и хочет «как до войны».

Пять лет войны, веерные отключения света, нет воды, нет зарплаты, закрываются предприятия, нет лекарств, а капельницы в больнице ставят санитарки, вытерев об полы застиранного халата руки после мойки полов.

На улицах ОРДЛО опаснее, чем…Даже страну не подберу для примера. Даже комендантский час, это всего лишь время грабить для избранных.

Вопрос «что дальше» жители ОРДЛО стали задавать себе в конце 2018-го, то есть на пятый год войны. Вот это выдержка и дальновидность.

Ну, что же. Думаю, нам стоит попробовать послушать и мнение тех, кто живет в ОРДЛО, да и самим ответить на вопрос «что дальше».

Сегодня первый материал из этой серии.

В ОРДЛО чиновникам поставлены экстренные задачи первого плана:собрать всю статистику по населению (работающие, пенсионеры, студенты, врачи, учителя, шахтеры, строители), одновременно проводят скрытые социологические исследования на предмет «готовы ли к бунту», «готовы потерпеть», «готовы ли так жить дальше», «готовы ли покинуть место жительства».

Параллельно ведется скрытая перепись населения. Делают это топорно, просто берут данные списков избирателей на 2014-й год. Данные со школ. Данные налоговой. Данные пенсионного. Данные соцслужб.

В ОРДЛО есть те, кто понимает ситуацию, и они паникуют. Зачем-то росийским кураторам это все нужно. Каждый день новые вводные. Например, пересчитать студентов-медиков или предоставить данные по инвалидам, которые стали таковыми в период 2014-2019 года.

Все это попахивает планированием, но каким. Это вопрос. Однако, мои информаторы из отрасли социологии, вытирают холодную испарину и расспрашивают о проблемах, плюсах и минусах переселения .

Как-то я задавала им вопрос, к чему они готовы. Ну, ведь россияне могут сделать с ОРДЛО все, что захотят. От посадить всех в теплушки и в Магадан до всех фосфорными бомбами в пепел. Тогда они не были готовы не то, что ответить, думать. Сейчас ситуация меняется.

Кстати, то, что они безвольные заложники жители ОРДЛО поняли так же на пятый год войны и где-то 30% от всех там проживающих. Среди этих 30 % большинство участники НВФ, то есть опочленцы. У них богатый опыт общения с ихтамнетами, поэтому они понимают цену своей несвободы. Если ты в колорадке, с иконкой и в камуфляже, это не значит, что тебя не вытащат из машины и не расстреляют такие же, как ты сам.

Мирные граждане все еще верят в Россию и в Путина. Ну, «должны же, обязаны, братья». Эти опасности не видят. Слепая вера в «русских» и «советских» сделала из них самых добропорядочных узников, доверчиво идущих на убой.

Конечно, работа статистики в ОРДЛО топорная. Они сами это признают. Какая зарплата, такая и работа. И еще, статисты дают картинку о живущих в ОРДЛО с завышением показателей, чтобы, процитирую «русские понимали, что здесь много людей, и не принимали решений о разбомбить или выселить в Сибирь». О, как!

Статистика, как форма защиты от оккупанта. Я такого никогда не видела.

Поэтому, как правило, из списков «присутствующих» не выбрасывают выехавших. Частично скрывают смертность. ОРДЛО за 5 лет опустело где-то на 50 %. Многие села вообще пусты. Города еще как-то показывают жизнь. Но, уже все города ОРДЛО потеряли довоенный лоск и блеск.

В каждом городе центральные улицы пугают закрытыми магазинами. А ночью- темными окнами.

Там, где в марте 2014-го было трудно припарковаться, например, возле Свердловского рынка, сейчас в рыночный день с десяток машин. Люди предпочитают ехать за покупками в Новочеркасск и Ростов. Там дешевле.

«Что дальше»- в ОРДЛО начинает беспокоить всех. Этот вопрос обсуждают на еще работающих шахтах. Ведь за 5 лет сюда не вложено ни копейки. Нет крепи, самоспасателей, ремонт выглядит так: разобрать что-то не нужное, чтобы собрать что-то нужное. Часто стали ломаться вентиляторы, транспортерная лента, которая раньше менялась каждые полгода, сейчас, это просто «марля».

Вот, например, РФ перестанет привозить наличные рубли, а ведь все финансирование ОРДЛО идет из российского бюджета. Что дальше?

Из-за санкций и выявления украденного Россией на Донбассе угля, спадает покупательская способность. Шахты будут закрывать и делать ставку на копанки. Что дальше?

Сельское хозяйство ОРДЛО, это уже смешно. Минные поля? Нет, техника времен СССР, нет зернового фонда, а поступающий зерновой фонд из РФ низкого качества, это даже не фураж. Картофель, которые завезли в ОРДЛО из РФ, поражен картофельной нематодой и другими заболеваниями. 208-2019 начался в ОРДЛО с дефицита муки, подорожания зерна. Что дальше?

Уровень смертности превышает. Что дальше? Отток населения огромен. Что дальше? Нет пополнения специалистами сфер деятельности. Что дальше?

Скоро в ОРДЛО не будет, кому лечить, сверлить, строить. А вот воевать будет кому. Уровень деградации и люмпенизации здесь огромен.

Армия ОРДЛО за последние 2 года помолодела. Если войну в 2014-м поддержали 35-60 летние, то сейчас ряды «народной милиции», пополняют 16-25 летние. И те, кто не сдаст ВНО, не пойдет учиться, и даже работать не пойдет.

А теперь предложу вам исследования по ОРЛО, проведенные социологами на основе поставленных из РФ задач. Вы их не пока не найдете на сайте «мыныстров» «ЛНР», эта информация сразу отправляется на Россию. Но, гибридная война, такая гибридная, что письма, уходящие из ОРДЛО «дедушке путину», попадают и к нам.

Автор Елена Степова
Источник OBOZREVATEL

Запись Жители Донбасса наконец интересуются «Что дальше?» впервые появилась Наше Місто.

Leave a comment.

Your email address will not be published. Required fields are marked*